Трагедия голодомора как средство стравливания народов

На Украине широко развернуты мероприятия, посвященные Дню памяти жертв голодомора 1930-х годов. Тональность им задана президентом П. Порошенко. Причем на акции 24 ноября в Зале памяти Национального музея «Мемориал жертв голодомора» в Киеве все в его речи было обставлено так, что жертвы голода, память о них ушли на второй план. Пан Порошенко торопился воспользоваться благоприятным, как ему кажется, моментом, чтобы «актуализировать» проблему и в очередной раз метнуть сгусток обвинений в адрес соседа – Россию, выдав ее за главного виновника трагедии.


«Историческая ответственность за голодомор лежит на Российской Федерации как правопреемнице СССР, и это преступление не имеет срока давности. Россия вновь, как и сто лет назад, развернула агрессию против Украины, чтобы вернуть ее в империю. В Кремле снова ненавидят и боятся свободную европейскую Украину. Но я точно знаю: они уже не смогут повернуть колесо истории в обратном направлении», – привычно, словно мантру, отчеканил глава киевского режима.

Уверенности ему добавляло присутствие глав иностранных делегаций, включая президента Латвии Р. Вейониса, президента Словакии А. Киски, молдавского премьера П. Филипа, представителей парламентов Литвы, Польши, Словении, США, Чехии, министра иностранных дел Эстонии и других. Соответствующий сигнал Киев получил в начале октября и из американского Сената, одобрившего резолюцию, которой голодомор 1932–1933 годов признан геноцидом украинского народа.

Перед лицом такой «международной солидарности» Порошенко не жалел красок, заявив, что причиной голодомора стал «скрупулезно воплощенный в кремлевских кабинетах план, который принес невиданную человеческую трагедию на украинской земле». Он призвал своих гостей поддержать украинский проект декларации ООН к 85-й годовщине голодомора.

Вообще-то, ничем особенным он не удивил. Стремление любыми, в том числе самыми неправедными, средствами нарастить на глазах скукоживающийся авторитет власти – это одна из родовых черт режима, пришедшего на волне антигосударственного переворота 2014 г. Как и паразитирование на самых больных темах истории, циничное использование их в политиканских целях.

Вопрос о признании массового голода в республике в 1932–1933 гг. геноцидом украинская власть решила для себя давно. Еще в 2003 г. Верховная рада приняла по этому поводу постановление, в стране был официально установлен День памяти жертв голодомора и политических репрессий.

Такая трактовка событий начала 30-х годов прошлого столетия настойчиво навязывалась и международному сообществу. Первым, кто поддержал фантазии тогдашнего президента В. Ющенко на тему голодомора, был Вашингтон. В 2003 г. палата представителей Конгресса США приняла резолюцию по голодомору, в котором признала его «актом террора и массового убийства, направленного против украинского народа», а в 2005 г. разрешила украинским властям открыть в американской столице памятник его жертвам. В 2005–2006 гг. геноцидом против украинского народа голодомор признали сейм Литвы и парламент Грузии.

2008 год был объявлен годом памяти жертв голодомора, и В. Ющенко высказал намерение внести в Верховную раду законопроект об уголовной ответственности за отрицание голодомора как факта геноцида. Тогда этот номер не прошел, но в 2014-м подобный законопроект вновь был внесен в ВР, в прошлом году Порошенко опять вернулся к этой теме.

Настойчивость, с которой официальный Киев пытается привлечь внимание всего мира к страшному голоду 1930-х годов, не вызывала бы вопросов, если бы за ней стоял поиск исторической истины. Однако действия украинских властей говорят о том, что это их интересует меньше всего. Им неважно, что стояло за массовой гибелью людей, кто на самом деле виноват в происшедшем, каково действительное число жертв голода и почему это бедствие нельзя локализовать масштабами Украинской ССР, а можно оценить лишь в рамках всей страны – Советского Союза.

Подлинная правда киевскому режиму как раз не нужна, ибо под её давлением неминуемо рухнет тщательно слепленная националистическая версия об исключительной ответственности за происшедшее 85 лет назад не кого-то, а сталинской Москвы. Миф о голодоморе как геноциде цинично используют в качестве тарана, который должен пробить еще одну брешь в отношениях украинского и русского народов.

Попытки повесить на Москву всех «собак» – насквозь спекулятивны. Может, кто-то когда-то слышал, что Кремль или Смоленская площадь заявляли, будто голод начала 30-х годов был благом, а не трагедией? Разумеется, нет!

 Против чего возражает Россия? Против циничного политиканства, против крайней тенденциозности, когда трагедию украинского народа пытаются искусственно обособить от общей трагедии народов СССР, создать у международного сообщества представление, что страдали лишь украинцы. Голод 30-х годов объявляется сознательной акцией центральной московской власти.

Безусловно, о событиях тех лет известно далеко не всё, но есть неопровержимые факты, достоверность которых доказана неоднократно. А именно: массовый голод в 1932–1933 гг. захватил значительную часть территории Советского Союза, включая Северный Кавказ, Южный Урал, Нижнее и Среднее Поволжье, Центральное Черноземье, Казахстан, Западную Сибирь, Белоруссию. И – Украину. Жертвами голода и болезней, связанных с недоеданием, по всей стране – Союзу ССР – стали около 7 млн. человек.

По данным Института демографии и социальных исследований НАН Украины, в республике тогда погибли около 3,9 млн. человек. В абсолютном отношении наибольшие потери понесла Украина. Однако больше всего по уровню относительных (к общему количеству населения) потерь занимает Казахстан (22,4%), затем идет Украина (13,3%), далее Россия (3,2%), Белоруссия (1,3%).

К слову, цифра в 7 млн. была названа в официальном заявлении Государственной Думы РФ еще в апреле 2008 г. Тогда же причинами трагедии названы репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок, которые значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 г. При этом нет ни малейших оснований приписывать сталинскому режиму сознательную политику уничтожения голодом миллионов людей, тем более по этническому принципу.

Эти заявления и оценки прозвучали еще 10 лет назад, но и поныне, если послушать киевских правителей, Россия упорствует в непризнании голодомора и потому, по мнению Порошенко и К°, не годна больше ни на что, кроме осуждения международным сообществом.

Тема голодомора и пресловутой вины России за него, как видим, давно включена киевским режимом в арсенал информационно-диверсионных средств, обслуживающих «войну памяти», в которой стравливают народы Украины и России. Эта мысль еще раз прозвучала 25 ноября в сообщении МИД РФ в Facebook.

«Попытки представить эти трагические события исключительно как «геноцид украинского народа» не имеют ничего общего ни с восстановлением справедливости, ни с историческими фактами, они носят политизированный и антинаучный характер», – подчеркнуто в документе российского внешнеполитического ведомства. Сильнейший голод затронул многие народы, проживавшие на территории СССР, он стал «общей трагедией русских, украинцев, казахов и других народов страны», охватив территорию не только Украины, но и Белоруссии, Северного Кавказа, Поволжья, Южного Урала, Западной Сибири, Казахстана.

На этом фоне объявление голодомора как геноцида украинцев – это попытка переписать историю, а стремление политиков погреть руки на трагедии – еще и аморализм высшей марки.

Источник: searchnews.info



Прочитали ? Поделитесь с друзьями. Спасибо!

Добавить комментарий