В «Матросской тишине» умирает великан

В «Матросской Тишине» умирает гигант. Его рост — 2 метра 20 сантиметров. Закон требует его немедленно освободить: болезнь исполина входит сразу в два перечня, препятствующих и содержанию под стражей, и отбыванию наказания (что подтверждено двумя отдельными заключениями медкомиссии). Но суд его не отпускает из-за формальностей.


В «Матросской тишине» умирает великан

фото: pixabay.com

35-летний москвич Илья Петров сразу поразил бы вас при встрече своим огромным ростом. Мужчина много лет профессионально занимался плаванием. Образование у него высшее: закончил МАМИ по специальности «инженер-электрик». Однако счастья все это ему не принесло. Друзей нет, с родителями не общается, карьеры не сделал, зато все время попадал в разные криминальные истории.

В 2016 году в первый раз оказался за решеткой — как выражаются заключенные, «по тупняку». Обвинили его в краже телевизора. Суд дал срок — два года колонии, из которых Илья ровно половину отсидел и вышел по УДО. И вскоре снова попал по дури в аналогичную ситуацию.

В двух словах: выпивали компанией во дворе, на детской площадке, подошла к ним взрослая женщина — тоже выпить решила. А потом у нее пропали банковская карта и телефон.

Из материалов дела следует, что никто из участников попойки ничего не помнит, претензий у потерпевшей нет (ей все вернули), но следователь решил квалифицировать инцидент по части 3-й статьи 158 УК (кража с банковского счета либо в отношении электронных денежных средств). Петров и его товарищи все же попытались воспользоваться чужой кредиткой, но ничего не сняли, ибо не знали пин-код.

25 декабря Нагатинский суд дал Петрову три года колонии общего режима. Сурово — поскольку Илья ранее судим, то есть считается рецидивистом.

— Когда мы его увидели в камере «Матросской Тишины» в первый раз — он улыбался, всем доволен был, — рассказывает ведущий аналитик УФСИН Москвы Анна Каретникова. — И только потом он признался, что относится к категории БС, то есть «бывший сотрудник правоохранительных органов». Он служил во внутренних войсках МВД.

Такая категория по закону содержится отдельно — во избежание конфликтов (представьте, что будет, если в одну камеру поместить полицейского и придерживающегося криминальных взглядов налетчика). В «Матроске» заключенных БС не содержат. Но следователь якобы попросил Петрова никому не говорить про свою службу во внутренних войсках, потому что ему, следователю, удобнее ходить на допросы в этот СИЗО, чем в другой. И Петров согласился!

Правда, довольно быстро сокамерники по «Матроске», настоящие воры-рецидивисты, стали интересоваться его прошлым и высказывать претензии. В итоге Петрова перевели в СИЗО-4 («Медведь»). И вот там у абсолютно здорового мужчины неожиданно развился рак.

Лимфома Ходжкина — болезнь страшная, поражает всю лимфатическую систему. Шансы выжить есть, но только если лечить ее сразу и правильно. Нужны курсы химиотерапии и много всего такого, что можно сделать только в хорошей гражданской клинике, но никак не в тюрьме. Именно поэтому лимфома Ходжкина входит в два перечня заболеваний, утвержденных Правительством РФ, препятствующих и содержанию под стражей, и отбыванию наказания.

К тому моменту, когда Петрова освидетельствовали по первому перечню (для обвиняемых и подозреваемых), подошло время оглашения приговора. Заключенный Петров стал уже осужденным. И на этом основании его по первой экспертизе не выпустили на волю.

Тюремные медики быстро освидетельствовали его по второму перечню (для уже осужденных), но тут выяснилось, что подельник нашего героя подал апелляцию, то есть приговор не вступил в законную силу. А раз так — формально Петров не осужден, и отпустить его по второму перечню суд тоже не может. Он «застрял» между двумя постановлениями… Про эту правовую коллизию правозащитники не раз говорили, но изменения в закон так и не внесены до сих пор.

Нагатинский суд не спешил пересылать документы в Мосгорсуд для апелляции, пока правозащитники не забили тревогу. Медицинские документы на освобождение есть и там, и в Преображенском суде (там избиралась мера пресечения). Но ни один из них пока не принимает решения… А в ситуации с Петровым драгоценен каждый день.

По решению ФСИН его вывозили в гражданскую больницу №20 (там есть корпус для арестантов). Но никакого лечения там так и не провели, сославшись на отсутствие возможностей, и вернули в больницу «Матросской Тишины». Наш гигант лежит в тюремной палате-камере. И даже пытается шутить…

Просим считать эту публикацию официальным обращением в Мосгорсуд с просьбой освободить Илью Петрова.



Прочитали ? Поделитесь с друзьями. Спасибо!

Добавить комментарий